Выбор цветовой гаммы сайта:
Изменение размера шрифта: 60% 70% 80% 90%

Сайт урологов Беларуси

Влияние различных факторов на непосредствнные и отдаленные результаты внутрипузырной (электро-) химиотерапии

А.И. Ролевич, О.Г. Суконко, С.А. Красный
ГУ “НИИ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н.Александрова”

ВВЕДЕНИЕ

По данным Белорусского канцер-регистра [1] в республике ежегодно выявляется более 1000 новых случаев рака мочевого пузыря (РМП). Заболеваемость злокачественными новообразованиями мочевого пузыря в Республике Беларусь в 2005 г. составила 10,8 на 100 000 жителей. Около 70-80% опухолей мочевого пузыря относятся к поверхностным (степень местного распространения Та, Т1 и Тis) [2, 3]. Показано, что при таком распространении местные рецидивы развиваются в до 70% случаев, и в 20-30% наблюдается прогрессирование в мышечно-инвазивный рак [4-8].

Наиболее применяемые в настоящее время методы профилактики рецидивов поверхностного РМП включают внутрипузырную химио- и иммунотерапию [9, 10]. Тем не менее, эти методы не лишены недостатков. Так, по данным большого числа исследований, внутрипузырная химиотерапия (ВПХТ) недостаточно эффективно предотвращает рецидивы РМП, особенно в подгруппе больных с неблагоприятным прогнозом [11], а внутрипузырная иммунотерапия БЦЖ сопровождается широким спектром побочных эффектов и в 1% такими тяжелыми осложнениями, как БЦЖ-сепсис, инфекционные поражения легких, печени, почек, предстательной железы [12].

Учитывая указанные недостатки, в онкоурологическом отделении ГУ “НИИ ОМР им. Н.Н. Александрова” разработан новый метод лечения больных поверхностным РМП с использованием внутрипузырного электрофореза (ВПЭФ) доксорубицина [13], эффективность метода подтверждена в проспективном рандомизированном исследовании и сообщена ранее [14]. В настоящей работе проанализировано влияние различных факторов на непосредственные и отдаленные результаты лечения для более полного понимания механизмов усиления эффективности ВПХТ в сочетании с  ВПЭФ и формирования рекомендаций по практическому применению ВПЭФ.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Материал и методы

С января 2002 г. по июль 2006 г. в исследование было включено 44 больных поверхностным переходно-клеточным РМП Ta/Т1. Всего отобрано 35 мужчин и 9 женщин от 35 до 80 лет (средний возраст составил 62,2 года).

Критериями отбора больных в исследование служило наличие у них гистологически верифицированного первичного или рецидивного переходноклеточного РМП, папиллярный характер опухоли, отсутствие уретерогидронефроза, поражения мочеточника или уретры, отдаленных либо регионарных метастазов, внутрипузырного применения доксорубицина в анамнезе, а также информированное согласие пациента на участие в исследовании.

Перед рандомизацией 26-и больным была выполнена ТУР мочевого пузыря, в ходе которой удалялись все видимые опухоли, кроме маркерной (1-ая категория пациентов). Маркерной опухолью служила папиллярная опухоль на ножке без признаков инфильтративного роста до 1 см в наибольшем измерении. Вторую категорию пациентов составили 12 больных с рецидивными одиночными папиллярными опухолями мочевого пузыря до 2 см в наибольшем измерении, кроме того, в исследование включено 6 больных с множественными (не более 7)  поверхностными переходноклеточными опухолями мочевого пузыря с наибольшей опухолью менее 2 см (3-я категория). Этим больным перед рандомизацией выполнялась цистоскопия, расположение опухолей и их размеры фиксировались на схеме мочевого пузыря. Характеристика больных представлена в таблице 1.

После получения гистологического ответа проводилась рандомизация со стратификацией в зависимости от категории. После рандомизации больные распределялись в две группы. В первой группе 22 больным проводился курс ВПЭФ доксорубицина, который начинался через 2 недели дней после ТУР. Методика проведения ВПЭФ подробно описана ранее [13, 14]. Курс лечения состоял из 6 процедур с интервалом 7 дней. В контрольной группе у 22 больных через 7-14 дней после ТУР проводился курс ВПХТ, состоящий из 4-6 еженедельных инстилляций 50 мг доксорубицина, растворенного в 50 мл физиологического раствора на 1 час.

Оценка результатов лечения производилась путем сравнения частоты объективного эффекта лечения в исследуемых группах (критерии ВОЗ), определяемого в ходе цистоскопии через 2-3 недели после завершения лечения, а также показателей безрецидивной выживаемости больных.

Для оценки влияния различных факторов на частоту объективного эффекта лечения использовался критерий соответствия χ2 с поправкой Йетса. Влияние различных факторов на безрецидивную выживаемость у больных, вычисленную по методу Каплана-Мейера, оценивалась при помощи Log-Rank теста.

Результаты: непосредственный эффект

В группе ВПЭФ наблюдалось 15 (68,2%) полных и 2 (9,1%) частичные регрессии опухолей, в 5 (22,7%) случаях эффекта не отмечено. В контрольной группе полное исчезновение опухоли(ей) с отрицательными данными биопсии отмечено у 7 (31,8%) больных, у 1 больного (4,5%) наблюдались частичные регрессии опухолей и в 14 (63,6%) случаях – стабилизация. Случаев прогрессирования, определяемых как появление новой опухоли либо мышечной инвазии, не было. При сравнении частоты объективного эффекта (полные и частичные регрессии) в двух группах выявлены достоверные различия в пользу преимущества исследуемого метода лечения: рχ2 = 0,015 (таблица 2).

При анализе влияния различных факторов на частоту объективного эффекта лечения (таблица 2) видно, что такие факторы, как пол, возраст больных, стратификационная категория, вид опухоли (первичная или рецидивная), число рецидивов в анамнезе и частота рецидивирования (для рецидивных опухолей), число опухолей, категория pT, степень дифференцировки и число сеансов терапии не влияли на частоту объективного эффекта лечения (p > 0,05). Различия в объективном эффекте были достоверны только в зависимости от наибольшего размера опухоли (p = 0,011).

Результаты: безрецидивная выживаемость

После оценки эффекта проведенного лечения больные наблюдались от 3 до 48 мес., средний срок наблюдения составил 15,2 ± 13,4 мес. В течение этого периода развилось 10 рецидивов: в группе ВПЭФ выявлено 2 местных рецидива и в контрольной – 8. В ВПЭФ трехлетняя безрецидивная выживаемость составила 79,1% ± 13,8%, в группе ВПХТ – 43,3% ± 14,4% (рисунок 3.1). При сравнении безрецидивной выживаемости при помощи Log-Rank теста различия в выживаемости оказались достоверны (p=0,012).

При анализе влияния различных факторов прогноза на безрецидивную выживаемость у больных, включенных в исследование, такие факторы, как пол, возраст больных, вид опухоли (первичная или рецидивная), частота рецидивирования (для рецидивных опухолей), количество опухолей перед началом внутрипузырной терапии, максимальный размер наибольшей опухоли перед циторедуктивной ТУР или перед началом внутрипузырной терапии, категория pT, степень дифференцировки, число сеансов терапии и непосредственный эффект лечения не влияли на частоту объективного эффекта лечения (p > 0,05) (рисунок 1 – 3).

Различия в безрецидивной выживаемости зависели только от количества опухолей перед циторедуктивной ТУР (единичные против множественных: p = 0,037), (рисунок 1.5) и стратификационной категории больных (44,4 ± 22,2%; p = 0,018) (рисунок 1.3).

Обсуждение полученных результатов

Настоящее исследование подтверждает эффективность ВПЭФ при поверхностном РМП, которая была показана другими авторами в исследованиях II фазы внутрипузырного ВПЭФ митомицина С на маркерных опухолях [15, 16]. При этом использование доксорубицина вместо митомицина C не снизило эффективности лечения. Так, при сравнении результатов исследования с данными M. Brausi с соавт. [15] и R. Colombo с соавт. [16] необходимо отметить, что использование 4-8 сеансов ВПЭФ митомицина С приводило к полной регрессии маркерной опухоли в 40,0% случаев по сравнению с 68,2% при применении доксорубицина.

В настоящем исследовании отмечено, что объективный эффект зависит не только от вида внутрипузырной терапии, но и наибольшего размера опухоли (таблица 2). Это можно объяснить тем, что эффективность внутрипузырной терапии связана с глубиной проникновения химиопрепарата в опухоль. При маленьких опухолях химиопрепарат может проникать на всю толщину опухоли, тогда как при больших – только на какое-то определенное расстояние от ее поверхности. Это может приводить к полной регрессии маленьких опухолей под воздействием химиопрепарата и лишь небольшому уменьшению размеров больших опухолей.

При анализе зависимости частоты объективного эффекта от двух показателей – вида внутрипузырной терапии и наибольшего размера опухоли – обращает на себя внимание тот факт, что если при маленьких опухолях (≤ 0,5 см.) эффективность внутрипузырной терапии высока вне зависимости от ее вида, при более крупных опухолях (< 0,5 см.) имеются существенные различия между двумя группами (p = 0,03) (таблица 3). Таким образом, эти различия в двух группах можно объяснить тем, что при проведении ВПЭФ доксорубицин проникает глубже в толщу опухоли, чем при пассивной диффузии, что обеспечивает полную и частичную регрессию больших по размеру опухолей, чем при стандартной внутрипузырной терапии.

Если для объективного эффекта размер опухоли был определяющим фактором прогноза, то на величину безрецидивной выживаемости влияние оказывало только количество опухолей перед циторедуктивной ТУР. Эти данные хорошо согласуются с литературными [17], которые указывают на то, что число опухолей является одним из ведущих предикторов рецидива при поверхностном РМП. Так, в недавнем анализе отдаленных результатов лечения 2596 больных поверхностным РМП из 7 протоколов EORTC [17] при множественных опухолях отмечался наивысший относительный риск рецидива заболевания по сравнению с остальными факторами.

При анализе зависимости безрецидивной выживаемость от двух показателей – вида внутрипузырной терапии и количества опухолей до циторедуктивной ТУР – обращает на себя внимание тот факт, что если при одиночных опухолях результаты внутрипузырной терапии благоприятны вне зависимости от ее вида, то при множественных опухолях отмечаются существенные различия между двумя группами (таблица 4, рисунок 3.3). Так, при множественных опухолях трехлетняя безрецидивная выживаемость в группе ВПЭФ составила 67,5 ± 20,7%, тогда как в контрольной – всего лишь 28,1 ± 15,1% (p = 0,008). Это может объясняться тем, что прирост эффективности ВПХТ доксорубицином под воздействием ЭФ позволяет эффективно предотвращать рецидивы при множественных опухолях, в то время как для профилактики рецидива единичной опухоли достаточно курса химиотерапии.

Отдельного обсуждения заслуживает обнаруженный факт отсутствия влияния объективного эффекта терапии на отдаленные результаты лечения (рисунок 3.2). Казалось бы, должна быть тесная корреляция между непосредственными и отдаленными результатами лечения, однако в настоящем исследовании этого не наблюдается. Для разрешения противоречий проанализирована безрецидивная выживаемость в исследуемых группах в зависимости от эффекта внутрипузырной терапии (таблица 5, рисунок 3.4). В исследуемой группе отмечается прямая зависимость между непосредственным эффектом лечения и отдаленными результатами. Так, если при полной и частичной регрессиях трехлетняя безрецидивная выживаемость составила 100%, то при стабилизации двухлетняя безрецидивная выживаемость была всего лишь 37,5 ± 28,6% (p = 0,025). Однако в контрольной группе такой закономерности не наблюдалось: при полной и частичной регрессиях и стабилизации двухлетние и трехлетние результаты достоверно не отличались (22,5 ± 18,5% и 66,7 ± 15,7%, p = 0,503). Различия между группами были достоверны только в случае полной или частичной регрессии опухоли (p = 0,001), при отсутствии эффекта безрецидивная выживаемость была сходной в обеих группах (p = 0,944).

Таким образом, если в группе ВПЭФ среди больных с полной или частичной регрессией рецидив не выявлен ни в одном случае, то в контрольной группе из 7 больных с полным эффектом после курса ВПХТ в последующем рецидивы развились у 5 в сроки от 5 до 14 мес. (в среднем 10,5 ± 5,4 мес.) и локализовались преимущественно в зоне регрессировавшей опухоли. Поэтому различия в частоте рецидивов в двух группах можно объяснить более выраженным эффектом ВПЭФ, приводящему к полному макро- и микроскопическому исчезновению опухоли. При проведении ВПХТ недостаточная глубина проникновения химиопрепарата в опухоль, по-видимому, приводила к сохранению субклинических очагов рака в основании опухоли, что сопровождалось возникновением рецидива. У больных со стабилизацией на фоне лечения остаточная опухоль удалялась в ходе ТУР и частота рецидивов примерно была одинаковой, поскольку эффект терапии на субклинические очаги рака был незначителен и частота рецидивов определялась в большей степени таким фактором прогноз, как мультифокальное поражение.

Также заслуживает внимание факт отсутствия влияния количества сеансов лечения на непосредственные (таблица 2) и отдаленные (рисунок 2.6) результаты. То, что проведение двух дополнительных сеансов терапии не приводит к увеличению эффективности лечения, может объясняться тем, что к четырем сеансам эффективность достигает пика и в дальнейшем не повышается.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВПЭФ доксорубицина более эффективен по сравнению со стандартной ВПХТ, что выражается в большем количестве объективных ответов на лечение (77,3% против 36,4%; р = 0,015) и увеличении трехлетней безрецидивной выживаемости после окончания терапии (79,1% ± 13,8% против 43,3% ± 14,4%; р = 0,012).

Кроме вида внутрипузырной терапии на объективный эффект лечения влияет наибольший размер опухоли. ВПЭФ доксорубицина наиболее эффективен в подгруппе больных с более крупными опухолями (< 0,5 см.), что выражается в большей частоте объективного эффекта по сравнению с контрольной группой (78,7% против 26,3%; p = 0,03).

Кроме вида внутрипузырной терапии на величину безрецидивной выживаемости влияет количество опухолей перед циторедуктивной ТУР. ВПЭФ доксорубицина наиболее эффективен в подгруппе больных с множественными опухолями, что выражается в увеличении трехлетней безрецидивной выживаемости по сравнению с контрольной группой (67,5 ± 20,7% против 28,1 ± 15,1%; p = 0,010).

Развитие полной или частичной регрессии на фоне ВПХТ связано с низкими показателями двухлетней безрецидивной выживаемости (22,5 ± 18,5%), что, вероятно, обусловлено сохранением субклинических очагов рака при макроскопически полной регрессии опухоли.

Увеличение количества курсов внутрипузырной терапии с 3-4 до 5-6 не приводит к улучшению непосредственных и отдаленных результатов лечения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Поляков, С.М. Злокачественные новообразования в Беларуси, 1996-2005 / С.М.Поляков, Л.Ф. Левин, Н.Г. Шебеко; Под ред. А.А. Граковича, И.В. Залуцкого.— Минск: БЕЛЦМТ, 2006.— 194 с.
  2. Cancer statistics review 1973–1989 / B.A. Miller [et al.] USDHHS, National Cancer Institute.— NIH publication no. 92–2789, 1992.—54 p.
  3. Cytologic and histologic features of superficial bladder cancer / J.Y. Ro [et al.] // Urol. Clin. North. Am.— 1992.— Vol. 19.— P. 435—453.
  4. Superficial bladder cancer: Progression and recurrence / N.M. Heney [et al.] // J. Urol.— 1983.— Vol. 130.— P. 1083—1806.
  5. Superficial bladder tumors (stage pTa, grades 1 and 2): The importance of recurrence pattern following initial resection / J.M. Fitzpatrick [et al.] // J. Urol.— 1986.— Vol. 135.— P. 920—922.
  6. Kurth, K.H. Natural history and prognosis of “untreated” and “treated” superficial bladder cancer / K.H. Kurth // Superficial Bladder Cancer / Pagano F., Fair W.R. (eds).— Oxford: Isis Medical Media, 1997.— P. 42—56.
  7. The treated natural history of high risk superficial bladder cancer: 15 year outcome / M.S. Cookson [et al.] // J. Urol.— 1997.— Vol. 158.— P. 62—67.
  8. Результаты лечения поверхностного рака мочевого пузыря и факторы прогноза / А.С. Мавричев [и др.] // Онкология 2000: тезисы II Съезда онкологов стран СНГ, Киев, 23-26 мая 2000 г. / Экспериментальная онкология.— 2000.— Том. 22. (Suppl.).— С. 1128.
  9. Guidelines on bladder cancer / W. Oosterlinck [et al.] // Eur. Urol.— 2002.— Vol. 41.— P. 105—112.
  10. Bladder cancer clinical guidelines panel summary report on the management of nonmuscle invasive bladder cancer (stages Ta, T1 and Tis) / J.A. Smith Jr. [et al.] // J. Urol.— 1999.— Vol. 162.— P. 1697—1701.
  11. Apparent failure of current intravesical chemotherapy prophylaxis to influence the long-term course of superficial transitional cell carcinoma of the bladder / D.L. Lamm [et al.] // J. Urol.— 1995.— Vol. 153.— P. 1444—1450.
  12. Lamm, D.L. Complications of bacillus Calmette-Guérin immunotherapy / D.L Lamm // Urol. Clin. North. Am.— 1992.— Vol. 19.— P. 565—572.
  13. Способ лечения поверхностного рака мочевого пузыря: пат. 9000 Респ. Беларусь, МПК7 А61N 1/20, А61K 31/65, А61P 35/00 / О.Г. Суконко, С.А. Красный, А.Г. Жуковец, С.Л. Поляков, А.И. Ролевич; заявитель ГУ “НИИ онкологии и медрадиологии им. Н.Н. Александрова”. – № а 20030654.
  14. Внутрипузырный электрофорез доксорубицина при поверхностном раке мочевого пузыря. Результаты проспективного рандомизированного исследования / А.И. Ролевич [и др.] // Онкоурология.— 2005.— № 2.— С. 34—40.
  15. Intravesical electromotive administration of drugs for treatment of superficial bladder can­cer: A comparative phase II study / M. Brausi [et al.] // Urology.— 1998.— Vol. 51.— P. 506—509.
  16. Thermo-Chemotherapy and Electromotive Drug Administration of Mitomycin С in Superficial Bladder Cancer Eradication. A Pilot Study on Marker Lesion / R. Colombo [et al.] // Eur. Urol.— 2001.— Vol. 39.— P. 95—100.
  17. Predicting Recurrence and Progression in Individual Patients with Stage Ta T1 Bladder Cancer Using EORTC Risk Tables: A Combined Analysis of 2596 Patients from Seven EORTC Trials / R.J. Sylvester [et al.] // Eur. Urol.— 2006.— Vol. 49.— P. 466—477.

Таблица 1 – Характеристика больных, включенных в исследование

 

ВПЭФ ВПХТ
Количество больных 22 22
Средний возраст (± SD) 63,1 ± 9,4 61,3 ± 8,5
Пол (м/ж) 17 / 5 18 / 4
Категория 1 - маркерная опухоль, n 13 13
Средний размер опухоли, мм (± SD) 17,0 ± 9,7 15,4 ± 6,6
Местная распространенность Та / Т1 2 / 11 3 / 10
Дифференцировка G1 / G2 9 / 4 9 / 4
Первичная / рецидивная опухоль 8 / 5 7 / 6
Частота рецидивирования (рец / год) – для рецидивных опухолей 1,64 ± 0,44 1,01 ± 0,97
Количество опухолей при предыдущей ТУР 5,17 ± 3,36 9,23 ± 5,93
Категория 2 - солитарная опухоль, n 6 6
Средний размер опухоли, мм (± SD) 12,3 ± 9,0 10,8 ± 5,6
Дифференцировка G1 / G2 / G3 3 / 3 / 0 3 / 2 / 1
Первичная / рецидивная опухоль 2 / 4 1 / 5
Частота рецидивирования (рец / год) – для рецидивных опухолей (± SD) 0,51 ± 0,21 1,11± 1,10
Категория 3 - множественные опухоли, n 3 3
Средний размер наибольшей опухоли, мм (± SD) 8,3 ± 5,6 9,3 ± 1,2
Дифференцировка G1 / G2 2 / 1 2 / 1
Первичная / рецидивная опухоль 0 / 3 0 / 3
Частота рецидивирования (рец / год) (± SD) 1,16 ± 0,73 0,62 ± 0,34
Среднее количество опухолей (± SD) 3,33 ± 2,31 2,22 ± 0,58
Примечание – SD: стандартное отклонение

Таблица 2 – Частота объективного эффекта лечения в зависимости от различных факторов

 

Всего больных

Больных с объективным эффектом (%)

Больных со стабилизацией (%)

p (χ2)

Пол:

 

 

 

 

Женский

9

4 (44,4)

5 (55,6)

0,643

Мужской

35

21 (60,0)

14 (40,0)

Возраст:

 

 

 

 

До 60

16

7 (43,8)

9 (56,3)

0,134

60-69

17

9 (52,9)

8 (47,1)

70 и старше

11

9 (81,8)

2 (18,2)

Категория:

 

 

 

 

1 (маркерные)

26

18 (69,2)

8 (30,8)

0,128

*0,091

2 (одиночные)

12

5 (41,7)

7 (58,3)

3 (множественные)

6

2 (33,3)

4 (66,7)

Опухоли:

 

 

 

 

Первичные

18

11 (61,1)

7 (38,9)

0,866

Рецидивные:

26

14 (53,8)

12 (46,2)

1-2

23

11 (47,8)

12 (52,2)

0,276

4-6

3

3 (100)

0 (0)

Частота рецидивирования (для рецидивных):

 

 

 

 

< 1 раза/год

15

9 (60,0)

6 (40,0)

0,736

≥ 1 раза/год

11

5 (45,5)

6 (54,5)

Число опухолей:

 

 

 

 

Одиночные

38

23 (60,5)

15 (39,5)

0,458

2

3

1 (33,3)

2 (66,7)

3-6

3

1 (33,3)

2 (66,7)

Размер:

 

 

 

 

≤ 0,5 см.

9

9 (100)

0 (0)

0,011

> 0,5 см.

36

16 (45,8)

19 (54,2)

Категория pT:

 

 

 

 

pTa

7

5 (71,4)

2 (28,6)

0,663

pT1

37

20 (54,1)

17 (45,9)

Степень дифференцировки:

 

 

 

 

G1

31

20 (64,5)

11 (35,5)

0,208

G2-3

13

5 (38,5)

8 (61,5)

Вид внутрипузырной терапии

 

 

 

 

ВПЭФ

22

17 (77,3)

5 (22,7)

0,015

ВПХТ

22

8 (36,4)

14 (63,6)

Число сеансов терапии:

 

 

 

 

3-4

16

11 (68,8)

5 (31,3)

0,373

5-6

28

14 (50,0)

14 (50,0)

Примечание – * категория 1 против категорий 2 и 3

Таблица 3 – Частота объективного эффекта в исследуемых группах в зависимости от размера опухоли

Группа Размер опухоли Всего больных Больных с полной регрессией (%) Больных с частичной регрессией (%) Больных со стабилизацией (%)
ВПЭФ ≤ 0,5 см. 6 6 (100) 0 (0) 0 (0)
> 0,5 см. 16 9 (56,3) 2 (12,5) 5 (21,3)
ВПХТ ≤ 0,5 см. 3 3 (100) 0 (0) 0 (0)
> 0,5 см. 19 4 (21,1) 1 (5,3) 14 (73,7)

Таблица 4 – Трехлетняя безрецидивная выживаемость в исследуемых группах в зависимости от количества опухолей до циторедуктивной ТУР

Группа Трехлетняя безрецидивная выживаемость, % p (log-rank)
Единичные опухоли Множественные опухоли
ВПЭФ 100 67,5 ± 20,7 0,286
ВПХТ 100* 28,1 ± 15,1 0,073
p (log-rank) 0,010  
Примечание – * двухлетняя безрецидивная выживаемость

Таблица 5 – Трехлетняя безрецидивная выживаемость в исследуемых группах в зависимости от эффекта внутрипузырной терапии

Группа Трехлетняя безрецидивная выживаемость, % p (log-rank)
Полная и частичная регрессии Стабилизация
ВПЭФ 100% 37,5 ± 28,6* 0,025
ВПХТ 22,5 ± 18,5* 66,7 ± 15,7 0,503
p (log-rank) 0,001 0,944  
Примечание – * двухлетняя безрецидивная выживаемость

Безрецидивная выживаемость (метод Каплана-Мейера) в зависимости от различных факторов

Рисунок 1 – Безрецидивная выживаемость (метод Каплана-Мейера) в зависимости от различных факторов:

  • 1 – пола ;
  • 2 – возраста;
  • 3 – стратификационной категории; 4 – вида опухоли;
  • 5 – количества опухолей до циторедуктивной ТУР;
  • 6 – размера наибольшей опухоли до циторедуктивной ТУР

Безрецидивная выживаемость (метод Каплана-Мейера) в зависимости от различных факторов

Рисунок 2 – Безрецидивная выживаемость (метод Каплана-Мейера) в зависимости от различных факторов:

  • 1 – частоты рецидивов (для рецидивных опухолей) ; 2 – категории pT;
  • 3 – степени дифференцировки (G);
  • 4 – количества и
  • 5 – наибольшего размера опухолей перед проведением внутрипузырной терапии;
  • 6 – количества проведенных сеансов внутрипузырной терапии

Безрецидивная выживаемость (метод Каплана-Мейера) в зависимости от различных факторов

Рисунок 3 – Безрецидивная выживаемость (метод Каплана-Мейера) в зависимости от различных факторов:

  • 1 – вида внутрипузырной терапии;
  • 2 – непосредственной эффективности внутрипузырной терапии;
  • 3 – количества опухолей и группы;
  • 4 – непосредственной эффективности внутрипузырной терапии и группы